Get Adobe Flash player
Цифровые технологии

Директор департамента цифровых продуктов «НТВ-Плюс» Константин Смирнов рассказывает о пользователях, которые «никогда не испортят свой дом спутниковой тарелкой», о мультиплатформенности, о том, почему видеосервис оператора не монетизирует контент по рекламной модели, и о своем отношении к законопроекту о вещании обязательных каналов в интернете.

По итогам 2019 года количество подписчиков онлайн-телевидения «НТВ-Плюс» выросло на 81% и достигло 151 тыс. абонентов. Это довольно внушительные цифры. Каких темпов роста вы ожидаете в этом году?

Уже два года подряд нам удается удваивать абонентскую базу интернет-вещания. Мы рассчитываем на то, что в этом году не посрамим наших прошлогодних результатов и тоже покажем внушительные темпы роста. По крайней мере, итоги первого месяца 2020 года говорят, что сохранить такую динамику — вполне реальная задача. Хотя придется попотеть и проинвестировать в это наши усилия и бюджет. Очевидно, что мы растем быстрее рынка. Будем работать над тем, чтобы такие темпы и сохранить.

 

Можете назвать примерную цифру спутниковых абонентов «НТВ-Плюс», которые полностью или частично перешли на OTT-платформу?

 

Надо сказать, что эти пользователи слабо пересекаются. Когда мы запускали OTT-сервис с полноценным вещанием, то очень боялись, что аудитория начнет перетекать со спутника в онлайн. То есть мы не получим новых пользователей, а просто старые переключатся на другой тип потребления контента, и этим все закончится. Исходя из этого выстраивали продуктовое и ценовое предложение. Жизнь показала, что это не так. Никакой каннибализации старой базы не происходит. Нам удается привлекать совершенно другую аудиторию. И в общем количество людей, которые имеют подписку на спутниковое телевидение и пользуются интернет-вещанием, настолько незначительно, что о нем даже не имеет смысла говорить.

 

После года работы OTT-сервиса мы поняли, что попали в совершенно другую среду. К нашей видеоплатформе подключаются люди, которые, наверное, никогда не «испортят» свой дом спутниковой тарелкой. Возможно, потому, что у них нет собственного дома, это достаточно мобильная аудитория, которая сегодня живет здесь, а завтра там. Еще это аудитория другой возрастной группы и других потребительских предпочтений, они по-другому потребляют контент. Поэтому говорить, что есть взаимопроникновение двух культур потребления контента, не приходится.

 

То есть эти 151 тыс. абонентов, которые есть у сервиса «НТВ-Плюс ТВ», — это дополнительно к вашей спутниковой базе?

 

Да, это сверху.

 

В какой среде ARPU выше?

 

Изначально при формировании ценового предложения видеосервиса мы заложили цену спутниковой базовой подписки к тематической подписке в OTT. Таким образом каждая тематическая подписка в интернете у нас оказалась дороже, чем на спутнике.

 

Повторюсь, что у нас не было опыта создания такого продукта и мы очень боялись каннибализации. Но жизнь показала, что перетекания абонентов из одной среды в другую не происходит. Люди в интернете платят больше, чем на спутнике, и это их не сильно раздражает. То есть ARPU в интернет-вещании у нас еще выше. Как известно, у спутникового сервиса «НТВ-Плюс» самые высокодоходные абоненты [по сравнению с другими операторами], но в ОТТ доходность еще выше.

 

А где выше стоимость привлечения абонента — в онлайне или на спутнике?

 

Это вторая забавная история, с которой мы столкнулись. Мало того, что ОТТ-абоненты нам больше платят, их привлечение нам обходится примерно в полтора раза дешевле [спутниковых]. Такая вот замечательная аудитория, надеюсь, она будет и дальше увеличиваться.

 

Можно ли ожидать, пускай не сегодня, а лет через 10, что не будет оператора спутникового телевидения «НТВ-Плюс», а будет видеосервис «НТВ-Плюс», который работает только в онлайне?

 

Все-таки спутниковое вещание — это нишевая услуга. Но аудитория для нее, по крайней мере в нашей стране, в ближайшее время не иссякнет. Потому что страна у нас большая, есть огромное количество мест, где не только интернет-соединения подходящего нет, но и, что греха таить, мобильная связь не везде хорошо работает. Я недавно ехал по Новой Риге (народное название участка Новорижского шоссе, расположенного в ближнем Подмосковье, — прим. «Телеспутника), и там мобильный телефон принимает через пень-колоду, мобильный интернет вообще не работает. А это полтора километра от МКАДа.

 

Поэтому спутниковое телевидение не умрет никогда. Всегда есть люди в нашей стране, у которых нет ШПД и единственная возможность смотреть телевизор — это спутниковая тарелка. Более того, есть места, где и спутник не очень хорошо принимает, как мы знаем. Совсем какие-то медвежьи углы. Наша аудитория спутникового вещания стабильна. По сути дела, отток абонентов спутникового телевидения компенсируется появлением новых. Вряд ли мы [в ближайшее время] увидим какие-то драматические изменения в размере абонентской базы.

 

А ОТТ-вещание будет расти, потому что это новый паттерн потребления контента. Мы видим, что и рынок растет. Все операторы отчитываются о росте абонентской базы, хотя тут, конечно, есть свои тонкости. Так как нет единой системы учета абонентов, то нельзя с уверенностью сказать, что абоненты двух разных сервисов — это совершенно разные люди. И возможно, в этом случае простое арифметическое сложение баз всех операторов абсолютно неправомерно. Там наверняка есть пересечения. Но поскольку мы видим, что доходы операторов растут, то, наверное, и абонентская база в абсолютных величинах увеличивается.

 

А вы считаете, что необходима единая система учета пользователей видеосервисов и смотрения в них?

 

Нет, я так не считаю. Потому что являюсь сотрудником не медийной компании, которая зарабатывает на продаже рекламы. «НТВ-Плюс» интересует не столько смотрение, сколько продажи контента. Если человек регулярно продляет платную подписку на контент, меня в меньшей степени будет интересовать, смотрит он что-то или нет. Регулярно платит? Ну и слава богу!

 

Почему в видеосервисе «НТВ-Плюс» нет монетизации за счет рекламы?

 

Сказать по правде, потому что мы не умеем продавать рекламу. Мы этого не делали, за редким исключением. Мы не знаем, как это правильно работает, у нас нет достаточной экспертизы. Вторая причина — мы изначально зарабатывали тем, что продавали доступ к контенту. А платный сервис никогда не будет иметь такого трафика, как бесплатный и работающий на рекламе. В потоке посетителей нам никогда не сравняться с «Яндексом» и Mail.Ru. Это не наш бизнес, мы не стремимся это делать. Есть люди, которые живут на рекламной модели, — успехов им. Но это не наш путь. Онлайн-кинотеатры часто говорят, что для них очень важно смарт ТВ. Потому что люди покупают умные телевизоры и, чтобы полноценно ими пользоваться, оформляют подписку на видеосервис. Если рассуждать в этом ключе, есть ли какие-либо приоритетные платформы для «НТВ-Плюс»?

 

Такого приоритета у нас нет и быть не может. Мы мультиплатформенный сервис, который позволяет человеку получать контент на любом экране, в любой момент времени и где угодно. В этом смысле нам все равно, где нас смотрят. У нас предложение практически не отличается на разных платформах — за редкими исключениями, которые не нами определяются, а внешними регуляторами. Нам скорее интересна эффективность платформы с точки зрения продаж, а не смотрения. Мы готовы к сценарию, когда человек купил [подписку] на одной платформе, а смотрит на другой. Тем не менее мы фиксируем, что потребление контента отличается на разных устройствах с точки зрения тематики. Поскольку мы давно в этом бизнесе, у нас есть подобная статистика и мы понимаем, что один контент потребляют больше на десктопных устройствах, другой — на мобильных, а какой-то лучше на смарт ТВ. Поэтому стараемся поддерживать сбалансированное предложение. И скорее это влияет на то, какими методами мы продвигаем те или иные пакеты.

 

А что, по вашим данным, смотрят на десктопах, а что — на мобильных?

 

Если говорить с точки зрения покупки и смотрения, то эти данные не всегда совпадают. Наш опыт говорит, что на десктопных устройствах больше смотрят спорт. Почему так? Затрудняюсь сказать. Можно строить гипотезы, что зритель делает это в таких местах, где у него нет другой возможности. Я, грешный человек, спортивные трансляции смотрю на работе. Правда, по долгу службы, но тем не менее. Естественно, я смотрю это на своем ноутбуке. Мне это удобно, потому что я переключаюсь с экрана на экран, смотрю какие-то технические параметры трансляции.

 

С другой стороны, этот тренд немножко начинается выравниваться, потому что мы предлагаем интерактивные сервисы, включая возможность досмотра контента на другом устройстве. Я вполне допускаю, что это различие немного нивелируется. Повторюсь, что мы не отдаем предпочтений каким-то платформам. Мы сбалансированно инвестируем в среды смотрения и среды покупки.

 

Не могу не спросить о важной для многих участников отрасли теме — законопроекте о вещании обязательных общедоступных телеканалов в интернете, который уже принят в первом чтении. Что вы думаете об этом документе?

 

Я Пастернака не читал, но, как каждый советский человек, его осуждаю. И законопроект целиком не читал, поэтому не готов его комментировать. Могу сказать, что думаю об идее как таковой.

 

Для нас появление какого-то нового игрока, который не предлагает, а требует интеграции в твой сервис сторонней платформы, это, разумеется, дополнительные инвестиции. Это косты (расходы — прим «Телеспутника»), которые мы должны оплачивать. Это время наших разработчиков, которое мы должны потратить, чтобы имплементировать данное решение в собственное решение. Это все дополнительные деньги, которые мы должны потратить, но я не очень понимаю — зачем это нам? Какую дополнительную ценность принесет появление такого оператора для нас или наших клиентов?

 

Подозреваю, что нашим клиентам все равно, где смотреть [федеральные каналы]. И что это даст нам как провайдеру, сервис-компании, я тоже не очень понимаю. По крайней мере, мне это пока никто не объяснил. Люди, которые это внедряют и всячески лоббируют это решение, могли бы собрать игроков рынка и сказать: «Друзья, мы хотим это сделать и это принесет вам это, это и это». Тогда была бы какая-то почва для дискуссий. Кто-то с этим согласился бы, кто-то порадовался бы, кто-то огорчился. Но по крайней мере был бы какой-то субстрат, чтобы все это обсуждать. Пока что никто, насколько мне известно, не объяснил игрокам рынка, зачем это нужно.

 

Если такое решение будет принято, то для нас это дополнительные инвестиции в платформу, которым, разумеется, никто не обрадуется, потому что никто не любит тратить деньги с непонятной целью.

 

Вы потенциальны готовы сесть за стол переговоров и на рыночных условиях обсуждать возможные условия сотрудничества в этом направлении?

 

О каких рыночных условиях мы говорим, если речь идет о бесплатных каналах? Мы ведь не зарабатываем на этом. Мы не имеем права продавать доступ к Первому каналу и «России 24».

 

В OTT же можете.

 

Да, но мы не работаем по рекламной модели. А большинство каналов первого и второго мультиплексов предлагают свои OTT-версии, которые может получить бесплатно каждый человек. Поэтому, повторюсь, мы не зарабатываем на этом контенте. Мы предлагаем его в качестве дополнительной ценности для наших клиентов.

 

О переговорах может идти речь, когда люди пытаются поделить совместно заработанные деньги. Это я понимаю. А что обсуждать в данном случае, я не знаю. Речь идет о том, что мы должны будем по закону внедрить какое-то решение, которое неизвестно какую ценность принесет нам и нашим клиентам. При этом нам никто не компенсирует расходы на это внедрение и, как я уже говорил, никто не объяснил, зачем на это нужно делать. Существует директива, к любой директиве понятно, как все относятся: ее принимают к исполнению. Но, как было сказано в популярном мультфильме: «Что подумал кролик, никто не знал, потому что он был очень воспитанный».

 

Что интересного появится в онлайн-телевидении «НТВ-Плюс» в этом году? Чем вы порадуете пользователей?

 

Будем развивать платформу, много еще что предстоит сделать с точки зрения удобства для пользователя — это главное, во что мы инвестируем наши усилия.

 

Также в видеосервисе появится новый контент. Поскольку мы не являемся правообладателем, то единственная нормальная схема развития для нас — это модель агрегатора. Мы действительно пытаемся агрегировать весь контент, до которого можем дотянуться и который интересен с точки зрения коммерческой составляющей. Поэтому будут и новые каналы на платформе, и новые сервисы. И еще много чего интересного.

 

Счетчик

Яндекс.Метрика